Сергей Каревскийhttp://literart.ru
Наиболее важное и интересное на тему онтологии текстов и литературного творчества. Супраментальный роман.

Литературный календарь

17 марта 1856 года родился Михаил Александрович Врубель (— 14.04.1910).

Есть художники — режиссёры полотна. Ставят и разыгрывают они сцены жизни, подбадривая их законами композиции. А есть художники — поэты, что являют композицию в своей первозданности, от духа вдохновенного, не испугавшись переступить через каноны уже сложившегося восприятия. Врубель безусловно относится к поэтам и провидцам.

Если у Вас есть талант различать на чистом листе проступающие из ниоткуда шорохи созвучий, принимающих форму чудесных линий, овалов, складывающихся то в танцующие фигуры, то в замирающие символы — Вы поймёте художника Врубеля. Шедевры его «декоративности» скрыты в природе такого вот виденья. Он во многом предвосхитил эволюцию русского искусства. В том смысле, что первым (на рубеже 19 и 20 веков) достиг означенного рубежа: «в соавторстве с прошлым». Под его влиянием рождались целые направления, из него самого прорастал новый век. Например, художник признавался, что и не думал изображать морских царевен в «Жемчужине» (1904) — их образы возникли из игры перламутра как бы сами собой.

О картине «Крестный ход в Курской губернии» Ильи Репина.
Это «надувательство публики», заключающееся в том, чтобы «пользуясь её невежеством, красть то специальное наслаждение, которое отличает душевное состояние перед произведением искусства от состояния перед развёрнутым печатным листом».

С лёгкой руки Бонапарта, перекроившим Европу, российским подданным стал прадед художника Антон Врубель. Прадед занимал должность судьи в Белостоке. С польского на русский язык его фамилия переводится как «Воробей». Дед художника — Михаил — избрал военную карьеру, добился потомственного дворянства, достиг звания генерал–майора и стал наказным атаманом Астраханского казачьего войска. Его дочь Анна влюбилась в сына атамана, участника Кавказской кампании и Крымской войны, родила ему четверых детей (Михаил был вторым), но частые роды и суровый омский климат, куда служба забросила её мужа, оказались губительны для её здоровья: в 3 года Михаил лишился матери.

По свидетельству сестры Михаил с детства имел талант к рисованию. «Он зарисовывал с большой живостью сцены из семейного быта». К тому же у него была прекрасная зрительная память. Увидев в 9 лет (привезённую по случаю в Саратов) копию с фрески Микеланджело «Страшный суд», и, вернувшись домой, воспроизвёл её во всех характерных подробностях. Однако, ни в семье, ни сам Михаил не предполагали будущего, связанного с искусством. Это понимание пришло гораздо позже. И как это ни странно: не без влияния философии Канта.
Михаил окончил гимназию с золотой медалью. Учился легко. Его интересы были обширны: языки, история, литература, театр. Он отправился в Петербург и поступил в университет на юридический факультет. Проживание и пропитание брал на себя его дядя Н. Х. Вессель. Почему именно юридический факультет — так полагалось. Но учёба молодого человека, увлёкшегося «богемной жизнью» не задалась. И несмотря на то, что Михаил глубоко погрузился в философию, в частности теорией эстетики Канта, он на год остался на втором курсе, а потом не смог защитить заключительную конкурсную работу и окончил университет в звании «действительного студента». В 24 года, окончив университет и отбыв краткую воинскую повинность, Врубель поступил в Академию художеств.

Врубель в возрасте 24 лет ощущал себя гением, а в теории эстетики Канта категория гениев с их особой миссией — работы в сфере между природой и свободой — признавалась только в области искусства.

В Академии художеств его наставником стал Павел Чистяков, а товарищем — поступивший вместе с ним Валентин Серов. Про Серова Врубель скажет: «Мы очень сошлись. Дороги наши одинаковые, и взгляды как–то вырабатываются параллельно». Они были схожи и по своему душевному и психологическому складу. Врубель встал на ножки и пошёл только в три года, говорил мало. Малышу Серову речь вообще не давалась. С каждым неоднократно случался упадок чувств, наступала апатия. И оба были феноменально наблюдательны. Учителем Чистяков был строгим: «Так натурально, что даже противно». Щедрее на похвалы оказался Илья Репин: «Молодежь эта золотая!!! Я у них учусь».

«Когда я начал занятия у Чистякова, мне страсть понравились основные его положения, потому что они были не что иное, как формула моего живого отношения к природе, какое мне вложено».

Увы, и Академию художеств закончить не удалось. Единственно завершённая работа того периода из большого количество задуманного, начатого, но не состоявшегося по тем или иным причинам (заказ от промышленника Л. Кёнига, «Гамлет и Офелия» на соискание премии Общества поощрения художеств), это — «Натурщица в обстановке Ренессанса».

Только в Киеве, куда он отправился по рекомендации Чистякова, Врубель впервые смог завершить монументальный замысел. Его пригласили расписывать древние киевские храмы. Общий объём работ, выполненных им за пять лет, впечатляет: самостоятельная роспись в Кирилловской церкви и иконы для неё, прорисовка ста пятидесяти фигур для реставрационных подмалёвков и реставрация фигуры ангела в куполе Софийского собора. И в тоже время, художник совершенно оставил идею доучиться в Академии художеств и получить официальное удостоверение своей профессии.

«Врубель в Киеве первым перекидывал мост от археологических изысканий и реставраций к живому современному творчеству».

Художник увлекся не только работой, но и женой руководителя работ. Как естественный финал — изрезанная ножом грудь для уменьшения страдания и появление темы Демона в его творчестве.

Было лето. Жарко. Мы пошли купаться на большой пруд в саду. <…> «Что это у вас на груди белые большие полосы, как шрамы?» — «Да, это шрамы. Я резал себя ножом». <…> «…А всё-таки скажите, Михаил Александрович, что же это такое вы себя резали-то ножом — ведь это должно быть больно. Что это — операция, что ль, как это?» Я посмотрел поближе — да, это были большие белые шрамы, их было много. «Поймёте ли вы, — сказал Михаил Александрович. — Значит, что я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало её пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались».

Отец был расстроен тем, чего достиг его сын со своими способностями и талантом, оставивший неизвестно ради чего гарантированную карьеру. Исхлопотав у военного министра разрешение посетить сына, он увидел, что тот живёт в нищете: «…ни одного стола, ни одного стула. Вся меблировка — два простых табурета и кровать. Ни тёплого одеяла, ни тёплого пальто, ни платья, кроме того, которое на нём… Больно, горько до слёз».

Материальное положение изменилось в связи со знакомством с меценатом Саввой Мамонтовым. Мамонтов не разделял врубелевской эстетики, но признавал несомненный талант художника. Супруга Мамонтова считала его богохульником и пьяницей.

Скульптура, мозаика, витраж, майолика, архитектурные маски, архитектурные проекты, театральные декорации, костюмы — везде он оказывался в своей стихии. Как из рога изобилия лились декоративно-изобразительные мотивы — птицы-сирины, русалки, морские дивы, рыцари, эльфы, цветы, стрекозы, и всё делалось „стильно“, с пониманием особенностей материала и окружения. Вот в это-то время, в поисках „чисто и стильно прекрасного“, одновременно прилагающего дорогу в бытовой обиход, а тем самым — к сердцу публики, Врубель и становился одним из творцов русского модерна — того „нового стиля“, который наслаивался на неорусский романтизм мамонтовского кружка, частично из него вырастая».

Демон остаётся главной темой творчества. В декоративных работах Врубеля проявляется универсальность его талантов, соединявших живопись с архитектурой, скульптурой и прикладным искусством. Неудачная попытка участия во Всероссийской нижегородской выставке. Несколько опер поставлено в оформлении художника. В его жизни появилась певица Надежда Забела, с которой он обвенчался в Женеве. Рождается сын. У художника проявляются симптомы психического нездоровья, он всё чаще оказывается в клинике. Врачи констатируют скверную наследственность и последствия перенесенного сифилиса. На втором году жизни сын заболел и в один день скончался. Врубеля на два месяца переезжает в частную лечебницу под Ригой. Через год после применения новых методов лечения показалось, что дела пошли на поправку, но новое обострение, резкое падение зрения — и полная слепота. Он угасал четыре года, подобно тому, как это позже и в более мягкой форме произойдёт с Александром Блоком. На похоронах единственную речь произнёс Александр Блок.

Литературный календарь

17 марта родился Михаил Врубель