Сергей Каревскийhttp://literart.ru
Фотограф. Писатель. Сотрудник Русского ПЕН-центра. Создатель и автор сайта, посвящённого теме онтологии текста. Супраментальный роман.

Литературный календарь

4 марта 1953 года в «Правде» опубликовано Правительственное сообщение:

Центральный комитет Коммунистической партии советского союза и Совет министров Союза ССР сообщают о постигшем нашу партию и страну несчастье — тяжелой болезни товарища И.В. СТАЛИНА.
В ночь на 2-ое марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившие важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи. Появились тяжелые нарушения деятельности сердца и дыхания. <…>

Центральный комитет и Совет министров в руководстве партией и страной со всей серьезностью учитывают все обстоятельства, связанные со временным уходом товарища Сталина от руководящей государственной и партийной деятельности.

Из дневника Сергея Сергеевича Дмитриева (историк):
«Ещё ранним утром почувствовалось в радиопередачах смятение, появилась грустная музыка вместо обычных порядковых передач. Последние известия в 7 часов передавались обычные и закончились традиционной сводкой погоды. Но после известий передавать урок физкультуры по радио не стали. Стали передавать печальную музыку. Бородина, струнный квартет Глазунова, Грига и т.д. Так шло до 8 часов. И снова вместо обзора «Правды» и её передовицы опять такая же музыка. Я сказал нашим, что, видимо, последует важное неожиданное сообщение о смерти кого-либо из членов ЦК или другого высокого органа […]. В 9 часов 30 минут утра это зловещее сообщение и было оглашено по радио».

Из доносов тех дней в выше стоящие органы:
Степанова Ф.И., разнорабочая из Риги, в разговоре о болезни Сталина сказала: «Умрёт, тогда лучше будет…, он ничего хорошего не сделал, а только организовал колхозы».
Узнав о болезни Сталина, заключенный Лобачев Ф.Н. нецензурно выругался и сказал: «Может, умрёт — нам будет легче».
Трус А.С., шахтер из Кемеровской области, сказал знакомому: «Ты знаешь, ведь издыхает руководитель партии и советского государства. Хватит ему над нами издеваться». Позднее, 10 марта говорил, что надо войну, зарабатываем плохо, всё заработанное уходит на заем, «говорят, американцы издеваются над пленными, но это неправда, наоборот, издеваются здесь, в Советском Союзе, не только над военнопленными, но и над всем советским народом». На следствии показал, что был зол на советскую власть с тех пор, как партизаны расстреляли его мать и сестёр.
Биезайс Л.В., комсомолка, моторист из Вильнюса, 4 марта 1953 г. сказала коллегам: «У Сталина отнялась рука и нога, он сейчас подыхает», а 6 марта сообщила, что «Сталин cдох».
Пацевичус В.А., радиотехник из Каунаса, при обсуждении с сотрудниками болезни Сталина, сказал: «…ветер подул из Кремля, сам заболел и лечить некому.., всех хороших врачей посадили».
Моисеев Е.Ф., слесарь из Новосибирска, 4 марта 1953 г. «нетактично выразился» о Сталине: «Что мы сейчас сделаем, отсюда не поможем, своих рук не подложим».
Кузнецов В.М., моторист из г. Орши, 4 и 6 марта 1953 г. узнав о болезни и смерти Сталина, сказал: «Наконец-то дождался».
Сапунов М.Д., рабочий нефтепромысла из Северной Осетии, комсомолец, 4 марта 1953 г. во время сообщения по радио о болезни Сталина в присутствии заплакавшей сослуживицы рассмеялся и сказал: «Ну что же, заболел, на его место другого назначат». Другому сотруднику сказал: «Ну что же, сдохнет, и мы сдохнем».
Сергиенко В.А., казак, бывший кулак, прежде судимый за хищение колхозного имущества, станичник из Северной Осетии, «касаясь вопроса болезни вождя народов, выразился по его адресу нецензурными словами и с насмешкой сказал: «что, наверное, ему пайка не хватает, надо зарезать козла Никиту и послать ему на усиленное питание». Говорил, что Сталин «его провёз по всей Вселенной» — «до самой Колымы»
Степанов Ф.Г., бухгалтер из Львова, кандидат в члены партии, в дни болезни Сталина говорил сослуживцам, что книгу «Экономические проблемы социализма» написали учёные, а Сталин только подписал, что, если он умрёт, печалиться нечего, «можно подумать, что он большой гений, ничего, и без него всё изменится», «умрёт — какая мне разница, все равно денег больше не дадут»; «а вот когда мы с вами будем умирать, то и одного профессора не будет, будут по нашим головам ходить». Утверждал, что в буржуазных странах больше культуры и лучше материальные условия жизни, что после смерти Сталина многие выйдут из опалы, например маршал Жуков, что Николай II ушёл в отставку, и Сталину надо было так поступить.

Литературный календарь

4 марта опубликовано Правительственное сообщение