Сергей Каревскийhttp://literart.ru
Фотограф. Писатель. Сотрудник Русского ПЕН-центра. Создатель и автор сайта, посвящённого теме онтологии текста. Супраментальный роман.

Интервью с поэтом Натальей Барышниковой

Поэтические сборники «Сберкнижка», «Домашний кит» и «Соты» Натальи Барышниковой подводят 30-летний творческий путь поэта, прозаика, переводчика, очеркиста, публициста. Профессор словесности доктор филологических наук Василий Супрун, анализируя тематику, язык, стиль поэтической речи Н. Барышниковой, определил её литературный свод «Троекнижием».

— Наталья Владимировна, как Вы сами воспринимаете и понимаете символизм Троекнижия?

— По восприятию поэта, музыканта, исполнителя, барда Светланы Лебедевой все три книги объединены мыслью о семье. И посвящения: «Сберкнижка» маме моей мамы, а «Домашний кит» отцу моей мамы – это для упрощённого понимания.

Мне же, «фотографируя», проявляя в буквах и звуках типажи, настроения, события, что схватили мои зрячие и слепые глаза, дозволено создать свою вселенную. Свою семью из поколений, наций, рас, культур, обременённых болезнями, освобождённых силой любви.

Тем и интересно ТРОЕКНИЖИЕ – каждому мыслящему это материал для раскачивания маятника в сердце, переосмысления недодуманного.

— Вам ежегодно удаётся выдать по несколько книг или 2020 год был особенным?

— Избавь Боже писать километрами и литрами (смеется). Выход одновременно трех книг из типографии доказывает истинность поговорки – нет худа без добра. Худо первое – в десятых годах из бюджета Волгоградской области дематериализовалась, а проще говоря, была вымарана добрыми людьми строка – прекратилось финансирование печати книг, рекомендованных к изданию худсоветом областного отделения Союза писателей России. В ГУ «Издатель» начали и продолжают добросовестно и профессионально готовить электронные версии книг, а приобрести бумажную одежку – тут автор должен подсуетиться.

Худо второе – издательский дом, в котором я работала в те же годы, переживал не лучшие времена, увольняясь в 2017 году по причине переезда в другой город, передо мной организация имела долг по зарплате порядка 200 тысяч рублей.

— С худом мы разобрались. А добро?

Добро первое – благожелательные сотрудники редакционного отдела, где верстались мои книги – обычно с интервалом в 3 года, – с невероятным трепетом относились к любому моему пожеланию, прямо-таки ловили дыхание. И каждая из трех перечисленных книг, как и предыдущие, имела полиграфически привлекательный вид. Как говорят, товарный.

Добро второе – мой работодатель оказался добросовестным исполнителем своих обещаний, и в первых числах 2020 мне на карту упала кругленькая сумма – остатки задолженности. Ее и пустила я в дело – три книги перевела в бумажный формат.

2020-й год был для меня юбилейным – красивые цифры полных прожитых лет и 30-летие с момента первой литературной публикации. Вот я решила в честь этих событий сделать подарки своим драгоценным людям. А какой самый лучший подарок? Правильно, книга. А какой самый-самый лучший? Угадали – собственная книга.

— Когда и почему у Вас начался поэтический путь?

— Точную дату назвать не могу, не помню. Не помню, потому что он начался задолго до моего рождения. Мне известно лишь, что мама и бабушка – филологи – программировали девочку Наташу больше десяти лет. И, понятное дело, акцент делали на литературу во мне и меня в литературе. Но о том, что я в подростковом возрасте принялась рифмовать свои причудливые чувства – в этом возрасте только ленивый не пишет «стихи» – они не знали. Да и знали бы… И мама, и бабушка были великими педагогами, и с мирами производителей литературы не общались «по-семейному». Не были они знакомы с современной кухней выхода в профессиональные литераторы. Тем ни менее, по стечению обстоятельств меня заметили и за руку привели в Волгоградский Дом литераторов. Сопротивляться было бессмысленно (смеётся).

Всю жизнь занимаясь литературно-издательской деятельностью, я не имела высоких писательских титулов, собственных кабинетов, серьезного влияния на литературные процессы.

— Тем не менее, в июне 2022 года у Вас появилась электронная версия книги повестей «Ливень лун», которая, если не ошибаюсь, 9-я в Вашем литературном послужном списке.

— У Вас верная информация. Книга живет в электронном формате. Читать ее можно на сайте Молодежной библиотеки Волгоградской области, приобрести – в магазинах ЛитРес (litres.ru) и Литмир (litmir.me). Там же находят временный приют и остальные книги в ожидании новых своих читателей.

— Как получаются названия книг? Например, «Ливень лун» — странное сюрреалистическое словосочетание.

— Как корабль назовешь, так он поплывет – понятно же? Я свои «Высшие литературные курсы», как уже было сказано, окончила еще до рождения. В специализированных вузах, которые выпускают литераторов, исподволь учат и этому. Но этому научить нельзя, можно научиться органично складывать мозаику букв, наполняя стилистическими, философскими и бытовыми смыслами одновременно. Угадайте с трех нот: под сюрреалистическим названием стоит какая проза? Верно, не соцреалистическая в ее классическом виде. Тоже самое и с другими книгами.

— И заключительный традиционный вопрос – Ваши творческие планы?

— Я не суеверный человек, поэтому поделюсь: ближайшие – близёхонько маячит Государственная премия в области литературы, а дальше по законам жанра – Нобелевская.

Вопросы задавал Егор Строевский.

Освобождение силой любви