Сергей Каревскийhttp://literart.ru
Фотограф. Писатель. Сотрудник Русского ПЕН-центра. Создатель и автор сайта, посвящённого теме онтологии текста. Супраментальный роман.

Опубликовано в журнале «Клаузура»

Как писатель не понимает в литературе, так и фотограф, вроде меня, ничего не понимает в фотографии. Но я знаю, что именно собираюсь фотографировать и, с большей степенью вероятности, как это сделать. Процесс «понимания» нужно оставить критикам и продавцам. Их культурологические изыскания, философские, эстетические предположения порой интересней, забавней самих произведений. Для меня же это просто работа.

Работа, в которой я ощупью двигаюсь к свету, цвету и композиции, — всему тому, что, собственно, составляет предмет изобразительного искусства. И хотя один из уважаемых мной фотографов рассказывал, как, благодаря дружбе с художниками, быстро понял, что фотография — не искусство, что фотография всегда останется репродукцией реальности, — я продолжаю в результатах съёмочного процесса видеть нечто большее. Мне кажется, сравнение фотографии с живописью не более чем условность, одарённость логикой и тяга к систематизации. Такие попытки сравнения уже были в истории искусств. Например, кино и театр. И в истории самой фотографии не раз возникали панические настроения. Когда в конце ХIХ века процесс фотографирования стал доступен «любителю», или когда на место плёнки пришла цифра. Но всё это не имеет значения в тот момент, как ты погружаешься в поиски «удачного кадра». Тогда тебе не до толкований. И запотевшее стекло или съехавшая бленда представляются более существенными обстоятельствами.

Фотография ближе к литературе, чем к живописи. Ближе чем? По взаимодействию с реальностью, «самой жизнью», как это отношение к творчеству определил ещё Гоголь. Подсмотренный нарратив, ещё до того, как рассказчик начнёт что-то записывать, выхваченная из хаоса, подмеченная деталь, которая затем преобразится в повесть или роман. Но это потом. Это много позже. Тогда будет автор и будут герои. А тут Достоевский слышит на улице несколько фраз из неуклюжего разговора или, сидя в полутёмной комнате, читает криминальную хронику. Тут Блок пьёт красное вино на железнодорожной станции и наблюдает за мельканием окон в пассажирском вагоне поезда.

Краткость — сестра таланта, писал Чехов своему брату Александру в то время, как Kodak уже выпустил около миллиона фотоаппаратов ценой в 1 доллар. И фотография по краткости изложения самый одарённый жанр.

В нескольких кадрах о фотографии